Facebook
Статті

В Килийском районе документы на помощь по областной социальной программе принимают агитаторы

Примерно две недели назад пенсионеры Килии начали массово совершать «паломничества» в исполком городского совета, чтобы сдать документы на социальную помощь. По рассказам очевидцев, очереди были такие, что доходило чуть ли не до драки. В то же время пользователи соцсетей сообщали, что на улицах города агитаторы предлагают тысячу гривен в обмен на персональные данные. Журналисты выясняли, что это за «тысяча», кто, кому и зачем ее предлагает.


Соцпомощь, за которую никто не отвечает

Версии о том, кто и зачем выплачивает тысячу гривен, можно было услышать самые разные: от доплаты к пенсии до подкупа избирателей. Одни говорили, что деньги выплачивает пенсионный фонд, другие, что управление соцзащиты населения (в просторечии – «собес»), третьи – что «по улицам ходят какие-то женщины» и предлагают деньги в обмен на паспортные данные.

В итоге, в последнюю неделю января в городе «гудел» о том, что «документы на тысячу» принимает в своем кабинете секретарь городского совета Татьяна Бойченко, что это какая-то социальная помощь, а бланки заявлений на ее получение выдают в приемной мэра. За разъяснениями отправляюсь в городской совет.

Пятница, 1 февраля. Одиннадцать часов дня. В фойе на втором этаже несколько пенсионеров. Две женщины уверенно заходят в приемную мэра. Говорят, что хотят получить бланки на соцпомощь. Секретарь предлагает два варианта заявлений: для тех, кто получает пенсию на почте и через банк. К заявлению нужно приложить ксерокопию паспорта и идентификационного номера.

С заполненными заявлениями пенсионеры становятся в очередь у кабинета секретаря исполкома. На мой вопрос, что это за помощь и кому ее дают, отвечают: «Тем, у кого пенсия меньше 2500». Узнали о «тысяче» и о том, куда сдавать документы, от знакомых, которые приходили в горсовет раньше. Когда будут выплаты? Никто точно не знает. Некоторые говорят: «Наверное, до выборов». Откуда эта информация, не уточняют.

Нужно заполнить два бланка заявлений, оба на имя директора Департамента социальной и семейной политики Лилии Валентиновны Коваленко. В первом – заявитель просит «предоставить единоразовую помощь в соответствии с п. 1.24 областной комплексной программы социальной поддержки населения «Социальная защита населения в Одесской области», утвержденной решением Одесского областного совета от 31 декабря 2017 года № 578-VII (с изменениями)» (далее – Программа – авт.). Во втором заявлении – дает согласие на обработку персональных данных для предоставления помощи. В обоих бланках нужно вписать только ФИО, адрес, номер телефона и номер счета или почтового отделения, куда будет перечислена выплата.

Обращаюсь к секретарю горсовета Татьяне Бойченко с вопросом, что это за Программа, кому предоставляется помощь? Чиновница заявляет, что плохо себя чувствует, отвечать на вопросы не будет, и рекомендует написать информационный запрос. Городского головы на рабочем месте нет, он в командировке.

Зная, что реализацией подобных Программ обычно занимается районное управление социальной защиты населения (УСЗН – авт.), отправляюсь туда. Начальник УСЗН – в командировке. Сотрудники управления говорят, что ничего не знают об областной помощи, это не их полномочия, и рекомендуют обратиться… в горсовет.

После обеденного перерыва в мэрии документы уже не принимают, кабинет секретаря горсовета закрыт. Иду к первому заместителю городского головы Наталье Чапраз. Чиновница рассказывает, что в соответствии п. 1.24 областной программы по соцзащите населения. предоставляется 1000 грн денежной помощи пенсионерам с пенсией до 2500 грн. За исполнение программы отвечает управление соцзащиты населения, а не исполком. Но УСЗН отказывается принимать документы, так у них нет бумаги и людей, чтобы обеспечить эту работу. Но в мэрии документы не принимают, а лишь дают консультации. Очереди пенсионеров, по словам первого зама, в горсовете уже несколько дней. Спрашиваю: «Почему пенсионеры отдавали документы секретарю исполкома?» – «Не знаю, спросите у нее…»

Программа «Социальная защита населения в Одесской области» 2018-2020: декабрьские изменения

Программа по соцзащите населения на 2018-2020 была принята областным советом еще в декабре 2017 года. Как следует из текста Программы, она реализуется «с целью предоставления дополнительных социальных гарантий, которые не предусмотрены законодательством Украины». Под действие Программы попадают малозащищенные категории населения, пострадавшие от чернобыльской катастрофы, участники АТО, а также члены семей умерших ли погибших участников АТО, пострадавшие участники Революции достоинства, добровольцы.

В прошлом году на мероприятия Программы было запланировано финансирование в размере немногим более 75 миллионов гривен. Например, 13 млн 650 тыс. грн – на финансовую поддержку областного благотворительного фонда реабилитации детей-инвалидов «Будущее», 10 млн 500 тыс. грн – на оздоровление детей социально незащищенных категорий, которые живут в интернатах, 17 млн 157 тыс. – на предоставление материальной помощи жителям области, которые оказались в тяжелом положении из-за не предусмотренных обстоятельств.

Но п. 1.24 – «Единоразовая денежная помощь отдельным категориям граждан, которые являются наименее защищенными на уровне государства и области» – решением облсовета добавлен в Программу только в декабре 2018 года. В 2019 год на финансирование запланировано 190 млн 444 тыс. грн. Из них  90 миллионов гривен – на выплаты по п. 1.24. Категории населения и критерии, по которым предоставляется единоразовая помощь, в программе не расписаны. В графе «Ожидаемые результаты» указано только: «ветераны труда, участники войны, дети войны и другие». Исполнителями п. 1.24 указаны Департамент социальной и семейной и социальной политики областной государственной администрации, а также районные (городские) управления социальной защиты населения.

Стоит отметить, что ни на сайтах Килийских органов власти, ни в местных СМИ на тот момент никакой информации об областной Программе не было.

Социальный квест для пенсионеров: «Найди ответственного за «тысячу»

В понедельник, 4 февраля, снова отправляюсь в мэрию и УСЗН с целью выяснить, какие именно категории населения имеют право на помощь и по каким критериям, а также, почему в управлении соцзащиты, которое является исполнителем Программы, отказываются принимать документы. И на каком основании их принимала секретарь исполкома городского совета.

Понедельник – единственный приемный день Килийского городского головы Павла Бойченко. Но секретарь сообщает, что прием отменен. Звоню, чтобы договориться об интервью, мэр отвечает, что очень занят на протяжении всей неделю и встретиться не может. Но предложил прийти на пресс-конференцию, которую скоро проведет, в том числе и по интересующему меня вопросу. Дату и время мне сообщат по телефону. Позже узнала, что пресс-конференция прошла в тот же день (мне об этом никто не сообщил).

***

У входа в управление соцзащиты несколько женщин-пенсионерок, все с уже знакомыми мне бланками заявлений на получение социальной помощи. Спрашиваю, что за помощь они хотят получить. Отвечают, что никому пока ничего не дают. О том, что пенсионеры с минимальной пенсией могут получить тысячу гривен, им рассказали знакомые, которые уже сдали документы в горсовет Татьяне Бойченко. Но она больше не принимает, «ей запретили», поэтому направила их к Галине Пашкиной – начальнику  УСЗН. Галина Петровна – на совещании в РГА. Пенсионеры продолжают подходить. Сотрудники управления, говорят им, что они не отвечают «за эту помощь» и документы не принимают.

Женщины снова идут в горсовет, там получают аналогичный ответ: «мы за эту Программу не отвечаем, идите в УСЗН». И этот абсурд продолжается больше часа. Одна из сотрудниц управления рекомендует пенсионерам, которых уже собралось человек пятнадцать, идти домой и ждать прихода «агитаторов». На мой вопрос, о каких агитаторах речь, отвечает, что ничего не знает.

***

Во дворе РГА встречаю двух женщин, в руках у них все те же бланки заявлений и ксерокопии паспортов. Спрашиваю, не знают ли они, куда нужно сдавать документы на соцпомощь. К моему удивлению одна из женщин заявляет:

– Мне можете сдать.

– А вы соцработник?

– Нет, я работаю в предвыборной агитации, нам наделили тут каждому по улице, – и объясняет, что она работает на определенной улице, но это не важно, все равно можно сдать документы ей.

– Вы на партию какую-то работаете?

– Да нет, это все депутаты Украины решили вложить деньги, большую сумму… – добиться более внятного ответа от собеседницы, увы, не удалось. Наводящие вопросы ее насторожили. Но она заверила меня, что к выборам это отношения не имеет: «Голосуйте, за кого хотите».

***

Спустя какое-то время в управлении УСЗН пенсионеры дождались возвращения начальницы. Но она заявляет: «Мы все равно не будем принимать, это не наш вопрос. К каждому придут домой. Я скажу Татьяне Ивановне – зачем она ко мне людей присылает?».

Пенсионеры настаивают, что у них должны принять документы, как обещали. Разговор заканчивается тем, что чиновница идет что-то выяснять в горсовет. Уставшие от бега по замкнутому кругу пенсионеры решают идти к мэру. Секретарь в приемной уверяет их, что нужно идти к главе райгосадминистрации Наталье Пятун, так как УСЗН в ее подчинении.

Прождав еще минут двадцать окончания совещания в РГА, пенсионеры, наконец, попадают к Н. Пятун. Но и глава РГА никакой ясности не вносит.

Да, есть областная Программа, о деталях она не в курсе, обращайтесь в УСЗН. «Ответы на все ваши вопросы по каждому индивидуально вам дадут в управлении социальной защиты», – отметила Наталья Дмитриевна.

А если бланки выдал горсовет – значит, идите в горсовет. После возмущений пенсионеров, глава РГА приглашает начальника УСЗН. Чиновница снова заявляет: «Решили вопрос, сейчас терцентр примет документы у тех, которые беспокойные такие люди. А вообще решен вопрос, что к каждому будут приходить домой». Кто придет – не уточняет. «Почему в территориальном центре, а не в управлении соцзащиты?» – спрашиваю. «Чтобы принять документы, управлению нужно выделить целый штат сотрудников», – объясняет начальник УСЗН. – «А чтобы прийти к каждому домой нужно меньше сотрудников?» – «Конечно».

Куратор Денис и неизвестные агитаторы

Начальник УСЗН обещает ответить на мои вопросы, которых возникло немало, позже, после того как что-то выяснит, и уходит. Уже после обеденного перерыва, прихожу в управление снова. Сотрудница управления по поручению Г. Пашкиной находит Программу и зачитывает п. 1.24 в поисках исполнителя на местах.

Дочитав до слов «рай (гор) управления социальной защиты населения» останавливается. На мой вопрос: «То есть, ваше управление отвечает за прием документов?» специалист отвечает вопросом: «А нам кто-то даст 20 пачек бумаги и заправит картриджи?» И продолжает:

– Насколько я знаю, есть какой-то куратор, который этим занимается. 21 декабря внесли эти изменения, нам ни слова, ни полслова никто не сказал. Ну и что, что они это написали. В этой программе речь идет от тех, кто получает минимальную пенсию. Кто-то говорил в пределах двух тысяч. Но я не видела этих документов, чтобы был какой-то алгоритм. Кто его давал, кому его давал, я не знаю.

– У вас же в управлении какие-то списки есть…

– Списки мы выбираем из базы: инвалиды, ветераны… Ветераны не все подходят, потому что есть те, у которых пенсия гораздо выше.

– А откуда вы взяли алгоритм, если его нет в документах?

– Алгоритм мы не брали, нам его дали, – кто дал, сотрудница УСЗН не говорит.

– Я пытаюсь разобраться: куда людям обращаться? Должно же быть у вас какое-то письмо, разъяснения?

– Есть какой-то Денис из области (кто это такой я не знаю), который координирует эту работу. Вообще эта работа должна быть организована через агитаторов. Я, например, знаю, что есть агитаторы, потому что приходят люди и говорят, что они приходят во дворы.

– Агитаторы за что?

– Ну не знаю, как их назвать, уполномоченные лица. Вот она прошла один раз по улице, у нее есть список малообеспеченных, раздала заявления. Сказала, что к этом заявлению нужен паспорт, код или пенсионное. По второму кругу она должна уже пройти и забрать заполненные заявления, или помочь человеку их заполнить.

–  Заявления же должно принимать должностное лицо?

– Я не знаю.

– А откуда вы тогда узнали, что вообще нужно принимать эти документы, и к кому они в итоге попадают?

– Часть у нас была. Мы начали собирать, потом нам сказали, что нам нельзя этого делать, не знаю почему, раз здесь (в Прогармме – авт.) написано. И из общества инвалидов приходили, помогали нам, тоже им сказали, что они не имеют на это полномочий.

– На данный момент решен вопрос, кто будет принимать документы?

– Да, будут принимать эти люди, которых я не знаю, кто нанял, как я сказала «агитаторы». Я не знаю, как они правильно называются.

– То есть не ваша служба?

– Не наша.

***

Начальник управления Галина Пашкина наотрез отказалась объяснять, что это за «агитаторы», о которых рассказывают ее подчиненные, кто такой «куратор Денис», на каком основании посторонние люди получили списки льготников с их адресами и персональными данными. В очередной раз заявила, что управление не отвечает за эту социальную помощь и рекомендовала задать эти вопросы ее вышестоящему начальству – главе РГА Наталье Пятун или мэру Килии Павлу Бойченко.

Отмечу, что ни мэра Килии, ни главу райгосадминистрации не заинтересовал вопрос о загадочных агитаторах. Павел Бойченко заявил, что областная программа не имеет отношения к ОТГ, ею занимается УСЗН. Сотрудники горсовета, по его словам, документы никогда не принимали, а всего лишь помогали заполнить заявления и только тем пенсионерам, кто самостоятельно не мог этого сделать.

Наталья Пятун вообще отказалась отвечать на вопросы в телефонном режиме. Утверждает, что настолько занята, что поговорить с ней можно только записавшись на прием и только в приемный день.

Разъяснения департамента социальной и семейной политики

За разъяснениями я обратилась в Департамент социальной и семейной политики. Начальник отдела по вопросам персонала и правовой работы Наталья Староненко подтвердила, что единоразовая помощь в размере 1000 гривен выплачивается пенсионерам с доходом меньше 2500 гривен: «В основном это пенсионеры, которые получают минимальную пенсию и не получают никаких льгот и никаких субсидий. Работающие пенсионеры – нет, у них доход больше  2500 гривен».

«Это областная Программа, поэтому распорядитель средств – областной департамент. Исполнителями на местах будут райгосадминистрации и районные управления соцзащиты. Городские управления – только в городах областного значения».

Наталья Викторовна также уточнила, что прием документов на единоразовую денежную помощь осуществляется исключительно районным управлением соцзащиты – как у жителей Килийской и Виклковской ОТГ, так и у жителей сел района, не объединившихся в громады. А уже районное управление передает пакеты документов в департамент, если заявления написаны на имя начальника департамента, или в облгосадминистрацию, если они составлены на имя главы облгосадминистрации Максима Степанова. Оба варианта заявлений правильные.

«Деньги еще никто не выплачивает, – объяснила Н. Староненко. – Порядок начисления выплат еще находится на регистрации в областном управлении юстиции (на 7 февраля – авт.). – В соответствии с этим Порядком, право на получение денежной помощи предоставляется «лицам из числа ветеранов войны, участников войны, детей войны, других категорий граждан, которые наименее социально защищены на уровне государства и области, чей совокупный доход в месяц, который предшествует месяцу обращения, не превышает 1,5 прожиточных минимума в расчете на одного человека».

Начальник отдела по вопросам персонала и правовой работы также подтвердила, что отказ чиновников Килийского УСЗН принимать документы является неправомерным, и обещала доложить об этом вышестоящему начальству. Что касается неизвестных агитаторов, то в областном департаменте о них ничего не знают.

Ирина Дигич

P.S. За время подготовки материала, я пообщалась с несколькими пенсионерами, подавшими заявления на получение соцпомощи по п. 1.24 областной программы. Некоторые из них сдали документы секретарю городского совета, некоторые – в УСЗН. Примечательно, что люди, которые сдавали документы в УСЗН, узнали о соцпомощи от знакомых чиновников. У них приняли заявления даже несмотря на то, что некоторые – работающие пенсионеры, а значит, права на эту выплату не имеют. В то же время тем, кто обращался в УСЗН не «по знакомству», сотрудники управления говорили, что ничего о соцпомощи не знают, и за нее не отвечают.

Среди тех, кто сдал заявления в горсовет, были пенсионеры, получающие субсидию, которые, согласно разъяснениям Департамента социальной и семейной политики ОГА, тоже не имеют права на эту единоразовую выплату.

Один пенсионер сообщил, что к нему домой приходила неизвестная женщина и предлагала заполнить заявления и сдать ей документы на получение единоразовой областной помощи «от М. Степанова». Где работает эта женщина, по словам пенсионера, он не поинтересовался. Чтобы узнать, действительно есть ли такая выплата, позвонил в УСЗН и в управление Пенсионного фонда. В обоих учреждения ответили, что ничего о ней не знают.

В соцсети Фейсбук жители Вилковской ОТГ тоже сообщали об агитаторах, которые ходили по домам и предлагали получить тысячу гривен. По словам автора публикации в соцсети и участников обсуждения, от предложения они отказались, так как посчитали его подкупом избирателей.

В то же время чиновники Килийского управления соцзащиты населения считают, что информировать жителей района об областных социальных программах и разъяснять их условия в их обязанности не входит.

На этой неделе массовые «походы» пенсионеров за областной единоразовой помощью возобновились. Но документы принимают не в УСЗН, а в территориальном центре.

Областной департамент социальной и семейной политики, на информационный запрос ГО «МедиаПро» предоставил Порядок осуществления выплаты единоразовой помощи. С документом можно ознакомиться ниже.

Поделиться с помощью...Share on Facebook
Facebook
Share on VK
VK
Print this page
Print
Email this to someone
email
Share on LinkedIn
Linkedin
Tweet about this on Twitter
Twitter

Залишити відповідь

Ваша електронна адреса не буде опублікована.Обов'язкові поля позначені *